Previous Entry Share Next Entry
Удачное.
Главный
imb_irj
Очень приятно в начале нового сезона обнаружить следующее: в современной опере совершенно необязательно играть "вместе" с соседом по пульту, не интонационно, ни ритмически.

Сзади играют то же самое, что и я, но этого мне не слышно.
Иногда надо играть просто глиссандо вверх и вниз, и вовремя оказываться на определённых нотах.
А ещё есть четверти тона. Их надо "вазюкать" вокруг.
В них сосед по пульту предложил полагаться на интуицию.
И произведение небольшое по длине.
Поэтому сидим, играем, и приходим в себя после каникул...
А паузы всё равно считать надо, это в любой музыке актуально.


Posts from This Journal by “Оркестр” Tag

  • Остроумное всеоружие.

    Пришла играть балет сегодня... А в партии второго альта обнаружилось прекрасное сооружение для хранения медиатора: И сам медиатор заготовлен: Так…

  • О фильме.

    После двух репетиции 15ой Шостаковича и так называемой "Tod durch Erkältung" ( на самом деле "Tod und Verklärung" - "Смерть и просветление") Рихарда…

  • Играем.

    Репетируем 15 симфонию Шостаковича. Гениальная симфония, играть её непросто. Начала слушать разные записи, вот эта понравилась очень: Оркестр…


  • 1
Недоработочка: размер и ритм тоже надо отменить - иначе - какая ж это современная музыка!)

Ну это уже совсем беспредел бы был)))
Такая музыку тоже бывает, кстати...

Желаю всевозможных профессиональных удач! И хороших новых опер. :)

Музыка хорошая местами. Но мы пока без певцов играли

А кто автор? (И кто герой? :) )

Вот автор:
http://eichberg.net
С героями ещё не знакома)))
Это будет первое исполнение.

Главная прелесть современний музыки - даже если сыграть мимо всех нот, минимум половина слушателей будет уверена, что так и было задумано. :)

Edited at 2017-08-24 06:37 pm (UTC)

Если "держать лицо", то не только современное можно так играть )))

Я и Ирина Архипова (меццо-сопрано) пели «Пиковую даму» Чайковского. В самом начале второй картины у нас с нею красивейший дуэт в сопровождении клавесина, очень известный в России, и ему в спектакле придается большое значение. Перед началом, как всегда, мы пропели его несколько раз, добиваясь идеальной чистоты и слияния наших голосов. Обе мы пели «Пиковую даму» уже много лет, и обычно по мизансцене Полина (И. Архипова) сидит за клавесином, якобы аккомпанируя, Лиза стоит рядом, и вместе они поют дуэт «Уж вечер, облаков померкнули края…» Лунная ночь, вокруг млеющие от восторга барышни (хористки) — в общем, полная идиллия.

И вдруг перед началом второй картины, когда мы на сцене ожидали поднятия занавеса, мне пришла идея поменять мизансцену.

— Давай, Ирина, встанем рядом — так лучше будут сливаться голоса. А за клавесин посадим кого-нибудь из хора.

Так и сделали. Мы с ней обнялись, как пастушки на старинных гравюрах, придвинув головы как можно ближе друг к другу — всё для того, чтобы предельно сливались голоса, чтобы слышать все нюансы. Зазвучал наш клавесин, занавес пошел наверх, и мы запели. Я не знаю, что с нею произошло. Может, от изменения мизансцены или оттого, что так непривычно близко услышала верхний голос, но Ирина вступила в другой тональности. У дирижера Бориса Хайкина отвисла челюсть и вывалилась из рук палочка, а хористки дружно впали в шоковое состояние. Из моего поля зрения они затем исчезли, потому что у меня потемнело в глазах. Клавесин мы и обычно-то плохо слышим — он в оркестровой яме, а тут от волнения его как бы для нас и не бывало. Я соображаю лишь одно: что нужно мне стоять на своем рубеже насмерть, держать тональность и не слушать правым ухом, что Ирина рядом вытворяет. Весь первый куплет она шарила голосом по двум октавам вверх и вниз, пытаясь попасть, что называется, в точку. Я же, изобразив на лице томление и негу, думала: черт с тобой, пой хоть «Подмосковные вечера» или «Очи черные» — меня ты с места не сдвинешь. Наконец, поняв всю бесполезность затеи найти нужную тональность, она запела мою партию, но на октаву ниже. Я даже вздрогнула — мне показалось, что запел с нами еще какой-то бас. Дотянули кое-как первый куплет до конца — после чего играет соло клавесин, и я думаю, что теперь-то она придет в себя, опомнится и во втором куплете мы наконец продемонстрируем «идеальную чистоту и слияние наших голосов». А она мне шепчет трагическим голосом, как из могилы: «Я умираю…» Обняв ее за талию еще крепче, я ей шепчу, растянув губы в широченную улыбку: «Перестань психовать, все в порядке». Но у нее, видно, накрепко в мозгах заклинило, и весь второй куплет она честно пела со мной в октаву и гудела мне басом в ухо, как протодьякон. Однако всему приходит конец — кончился даже наш дуэт, после чего полуобморочные от пережитого ужаса хористки по ходу действия пропели нам: «Обворожительно, очаровательно, ах, чудно, хорошо…» — и, умоляя спеть: «еще, еще-е-е…», чего Петр Ильич Чайковский нам не позволил — и правильно сделал.
Почти всю ночь мы не спали и, получив газеты, впились в них глазами так, будто ждали объявления войны. «Пиковая дама» понравилась одним больше, другим меньше, но музыкальный критик «Нью-Йорк таймс» спектакль просто разругал. Не стесняясь в подборе слов, он язвил над постановщиком, ругал солистов за резкость голосов, бранил декорации и долго изощрялся в остроумии по поводу падающего снега в сцене «Зимняя канавка». Видно, наш русский снег довел маститого критика до кипения. Но… мы держали в руках с полдюжины газет и не могли прийти в себя от изумления: ни один музыкальный критик не услышал не то что фальши — это не то слово, — а в полном смысле катастрофы в первой половине нашего дуэта и дальнейшего пения в октаву в течение трех минут! И это — без сопровождения оркестра, когда у солисток слышна не только каждая нота, но и малейшее придыхание.
http://flibusta.is/b/217555/read

Вот в этой истории флейтистка в Бахе ошибалась, а публика не заметила)))
http://imb-irj.livejournal.com/193303.html

Так у Пятигорского (виолончелиста) есть рассказ о том, как он начал играть сюиту Баха и вдруг все забыл. Пришлось импровизировать. После концерта к нему подошел один маститый критик и сказал: "Мне очень понравился ваш Бах". Пятигорский уж не стал его разочаровывать и не сказал, что это действительно был ЕГО Бах.

Да, помню эту историю.
Пятигорский был известный мастер рассказывать байки ;)))

Да, зато потом очень весело, когда надо Моцарта играть;)))

Возвращение к нормальной жизни)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account