Previous Entry Share Next Entry
Музыканты волнуются. Два.
Главный
imb_irj
Начало здесь:http://imb-irj.livejournal.com/273143.html

Сижу и волнуюсь перед премьерой.
Чтобы немного отвлечься - расскажу о себе.
Волновалась я с первого класса. В Десятилетке нам проповедовали ответственность и серьёзность. О радости музицирования речь как-то не заходила.
Остановимся на сольной игре. Нам регулярно устраивали зачёты.


Подготовил пьеску или концерт - сыграл.
Проходил зачёт так: в классе побольше собирались несколько педагогов и слушали всех подряд. Ни родители, ни ученики в класс не допускались.
Заходишь, играешь свою программу, выходишь.
Все, кто хотят послушать, прилипают ухом к щелям в двери.
Заходишь не один, а с концертмейстером ( так назывался аккомпаниатор-пианист).
Играешь свои пьески-концертики. Когда все сыграют, педагоги совещаются, и выставляют оценки ( я не помню, получали ли мы оценки за каждый зачёт).
После окончания зачёта педагоги отводили учеников ( и их родителей) в сторонку ( или в собственный класс), и проводили небольшой "разбор полётов": как сыграл, каким качеством по сравнению с тем, что было в классе, музыкальность, звук, интонация, и.т.д.
Я думаю, педагоги тоже сравнивали себя друг с другом, всем хотелось самоутвердиться через учеников.
Так что играли мы регулярно, перед придирчивой публикой, произведения повторять было нельзя.
И колени у меня исправно продолжали дрожать, и начало сводить живот. Поэтому я перед зачётами ничего не ела, только пила чай.
Кучковались мы по отделам: пианисты-струнники-духовики. Мы, скрипачи - были отдельной кафедрой. Поэтому наблюдала я, в-основном, за одноклассниками-скрипачами.
Про одноклассников-пианистов помню только, что они перед зачётами-экзаменами-концертами все одевали варежки или перчатки. Держали лапки в тепле.
Выступала я в трёх качествах: на скрипке соло ( очень волновалась), на фортепиано ( волновалась, но меньше), и в разнообразных скрипичных ансамблях и оркестриках ( почти не волновалась).
Единственное, что были такие моменты, когда просто тяжело было играть, я как будто "ловила" какие-то нехорошие вибрации или мысли, и несмотря на приличную подготовку, потери были более серьёзными.
В пятом классе я пыталась заниматься самостоятельно. И тут произошло странное: я осталась совершенно одна. Мама перестала ходить на уроки и записывать замечания педагога в тетрадочку, и педагог отреагировала удивительным образом: она уходила на моём уроке в буфет ( это называлось, что я должна хорошенько разыграться).
Вместо двух взрослых осталась, в лучшем случае, половина ( именно поэтому я с самого начала объясняю своим ученикам, как заниматься дома).
Мне же тогда никто ничего не объяснял.
Я как-то стояла со скрипкой, но несколько бесцельно.
На зачёты выходила с недоученной программой, волновалась ещё сильнее, потери в качестве были еще больше, тряслись колени, леденели руки, и уходить со сцены уже совсем не было сил. Стучали зубы, в горле пересыхало, колени подламывались.
Взрослые читали нотации и нравоучения, что я плохо и мало занимаюсь. Педагог пожимала плечами и принимала недоумевающий вид.
Я чувствовала себя виноватой, бесталанной и всеми покинутой.
Ну и волновалась, конечно.

Перейдя на альт, я с энтузиазмом ринулась заниматься. Новый инструмент, новые произведения, новый педагог. Первые два года я пёрла вперёд, как танк. Приходила за два часа до начала занятий, находила свободный репетиторий, и полтора-два часа занималась до начала лекций. И ещё два часа - после ( мне было всё равно, где заниматься, на лестнице, в боковой нише между грузовым лифтом и входом в женский туалет).
И волновалась поначалу меньше, особенно если нравились исполняемые произведения. Хвалить меня особо - не хвалили, ругать-не ругали.
И даже волноваться я стала поменьше.
Ездила в Австрию, в юношеский оркестр ( там всё было новое и неизвестное, поэтому некогда было волноваться, постигать надо было). Самостоятельность придала мне уверенности, и я поступила в Московскую Консерваторию. На вступительных экзаменах по специальности ( это был главный решающий экзамен, если его пройдешь, то дальше уже ГОРАЗДО проще), я встретила знакомых бывших скрипачат из Десятилетки.
Они оживились, обрадовались встрече, и спросили, где моя мама ( они были с мамами). Я удивлённо ответила, что она на работе. Ребята были неприятно удивлены, они меня не поняли...
В консерваторию мы все трое поступили, несмотря на присутствие или отсутствие мам на экзаменах. Но я их настолько шокировала тем, что явилась без мамы на вступительные, что они меня опасливо сторонились.
В-общем, прошла я по конкурсу первой по баллам, и уехала в Австрию опять, теперь уже на майстеркурс.
Единственная плохая оценка у меня была ( в конкурсный балл она не вошла) , угадайте с трёх раз .... именно ... за сочинение. За сочинение мне влепили трояк. А ещё я написала втрое сочинение, на другую тему - за подружку. Ей поставили четыре.
Я была очень рада, и надеялась на интересную жизнь в Консерватории.
Так оно и оказалось, но не совсем в позитивном смысле...
( Продолжение следует)

Recent Posts from This Journal


  • 1
Как интересно! Ждем продолжения!
Музыковеды на вступительных в консу были без мам. И я с недоумением смотрела на некоторых исполнителей, ктр были с мамами...

Ну если им так привычнее... Я имею ввиду, мамам...)))

интересно.)
помню, что после первой поездки за рубеж на камерный фестиваль у меня будто выросли крылья, подействовало очень воодушевляюще.)
А у нас среди струнников на вступительных в Консу не было мам от слова совсем, даже у иногородних, правда, у поступающих на другие отделы попадались родительницы, в основном сидящие на фермате, но все равно, очень мало.

Вот так я и жила: от одного до другого глотка свободы.

Сочинение, по-моему, использовали на всякий случай, если надо кого-то пропихнуть...
Те, кто поступали по несколько лет, подавали иногда на аппеляцию, правда, не знаю, помогло ли это кому-то...
Я ходила с мамой на все экзамены, как же...)
Только теперь понимаю, как она сходила с ума в коридоре!

Да, я своей кучу нервов сэкономила. Но я к тому моменту уже везде ходила одна ;)))

Ну прямо до того, что живот сводит... Удивительно, что при этом вообще получалось играть.

Играли, как могли...
Когда ничего не сводит, то конечно, приятнее играется...

А можно глупый вопрос задать... Никто не пытался с преподавателем советоваться по этому поводу? Что "дома получается, а на сцене от волнения живот сводит, нет ли от этого какого нибудь средства?"

Это не было оправданием: если дома получается, а на сцене - нет, то значило,что программа недоучена. Педагоги были непогрешимы по определению.
Мем даже такой был: " а я учил!!"
А то, что дело не только в "жопочасах", и психика, оно не особенно принималось в расчёт.
По ходу придумала "чёрную шутку", про идеал ученика для наших педагогов, спасибо!!!
Мне теперь не верят, когда я рассказываю, что меня моя мама посадила на три дня на пшёнку на воде, после того, как на меня нажаловалась училка по скрипке.
В семь лет на три дня на пшёнку на воде.
Сама же мама мне теперь и не верит...
но разве такое забудешь?

Да... Действительно, поверить трудно.
В этом смысле, в американской консерватории все таки подход был более гуманный. Про волнение объясняли довольно подробно, и про техники совладания с ним (а точнее - нейтрализации последствий) тоже.
Но вот что меня в Ваших рассказах удивляет - в московской консерватории же преподавал Григорьев, и у него вышло довольно много методической литературы, в том числе книга "Исполнитель и эстрада", в которой в таких деталях описано про волнение, что дальше просто некуда, во всяком случае в англоязычной литературе я подобного анализа не встречал. Почему же педагогам это было неизвестно?

Не знаю, не было это им известно, или неинтересно.
А Григорьев нам лекции читал, старенький такой, но с крашеными длинными волосами и в бархатном пиджаке, не помню по какому предмету. И насчёт поведения на сцене говорил тоже, хитро улыбаясь. И книгу я читала.
Тогда я себя спрашивала, это правда или шарлатанство, то, что он говорит.
С меня так спускали стружку на первых курсах, ох...
Там было не до лирики...

О, надо же, у меня такая же реакция тогда была на него: мне казалось, что не может такого быть. Он к нам приезжал лекции читать, и меня поставили их переводить. А я сам еще в Америке всего 3 года жил. Вот уж где были нервы на сцене :)

Но с нами не так чтобы особо секретами делился.
Что-то такое фрагментами сообщал, не создавая общей картины.
Я к нему ходила регулярно.

Очень интересно, спасибо! У меня вот ребенок прямо сейчас занимается-занимается и ничего не получается, а я сижу на уроке и думаю, как сделать так, чтобы получалось. Записала ее на talent show, чтобы немного мобилизировалась. Волнуюсь за нее больше, чем за себя в разы. Но она часто занимается одна, потому что я очень допоздна работаю.


Разные причины бывают, почему не получается. Элементарно, программы сложнее становятся...
А учительница что говорит?

Неровная она очень - большие взлеты и грандиозные падения, прямо, как мама)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account