Tags: 2012

Главный

Зимний путь ( продолжение).

Начало: http://imb-irj.livejournal.com/8404.html

Флейтистку пытались будить: предлагали печенье, воду, виски. Она мотала головой, не открывая глаз, мычала что-то на неизвестном нам языке и опять проваливалась в сон. И даже три тромбона, наигрывавшие у неё над ухом полечку, не прервали её сладкого сна.
Ходить курить на улицу вскоре пришлось прекратить, так как автобусная дверь открывалась всё медленнее и медленнее, и возникло опасение, что она либо больше не откроется, либо не закроется вообще.
И вот, половина оркестра "Венская Симфониетта", во главе с дирижёром, при поддержке всей тромбоновой группы, сидела,мёрзла и развлекалась, как могла.
Удивительно, как это могло так получится, что оба, милейший китаец-организатор из Австрии по имени Хе и китайская сопровождающая из артистического агентства, оказались в другом автобусе?
Потому, что он был новее и комфортабельнее?
Почему у нашего Хе был отключён китайский мобильный?
Почему в нашем автобусе оказался только австрийский менеджер, который не знал по-китайски ничего, кроме "нихао",что значит "привет"?
И немолодой водитель нашего автобуса не слова не говорил по-английски и абсолютно не разбирался в устройстве собственной машины?
Закон бутерброда, падающего маслом вниз, сработал безотказно!
А в трехстах километрах от Шанхая нас ждал ПОЛНОСТЬЮ РАСПРОДАННЫЙ ЗАЛ НА 3 ТЫСЯЧИ ЧЕЛОВЕК!
В восемь часов вечера!
Когда мы отъезжали от аэропорта, времени оставалось только на то, чтобы доехать, перекусить и идти на сцену, ведь наш самолёт опоздал на пять часов.
Около семи вечера мы начали обзванивать австрийские мобильные телефоны другой половины оркестра: кто-то позвонил на мобильный первого гобоиста, до полусмерти испугав его жену в Австрии - он оставил телефон ей, и из наших сбивчивых рассказов она поняла, что её муж попал к очередной цунами, но почему-то на суше. Кое-как успокоив нервную супругу тем, что в обледенелой глыбой в стиле генерала Карбышева вскоре станет не первый ,а второй гобоист
( она облегчённо сказала: "Слава Богу!"), мы продолжили наше дорогостоящее занятие.
И, без четверти восемь, дозвонились концертмейстеру оркестра, который тоже сначала ничего не понял и очень удивился.
И пошло-поехало!
Выяснилось, что они думали, что мы едем где-то позади, и вот-вот припаркуемся у зала, где нас уже ждали за сценой термосы с горячим китайским чаем.
Организаторы снова пришли в ужас, в который раз за этот день, ведь концерт уже утром, когда мы не могли вылететь с севера, был под угрозой срыва.
За нами немедленно был отправлен первый автобус.
А публика сидела и ждала, пока концертмейстер пытался выяснить, какие вальсы и польки можно исполнить без дирижёра, тромбонов, кларнетов,второй флейты (та всё спала), и половины струнников.
В пол-девятого первая флейтистка решилась, и вышла на сцену ... одна. Играла Баха и что-то французское. А потом трубач, что-то испанское. А потом скрипач, но без скрипки, показал пантомиму и имел ошеломительный успех.
Но мы этого не знали, мы ждали, и виски уже закончился, и даже бутылку сувенирной китайской водки уже выпили всем автобусом!
И вот, наконец, спасение! Но другой автобус был ещё заполнен багажом( в гостиницу они заехать не успели), и мы передали цепочкой по рукам чемоданы, инструменты и спящую флейтистку, и в хаосе и полутьме поехали дальше.
В тепле всю команду тут же сморило, но пришлось проснуться, потому что понимающий водитель завёз нас на следующую же придорожную стоянку с закусочной, магазинчиком и туалетом.
Через несколько минут облегчённая, повеселевшая компания, пополнив запасы продовольствия, была готова к дальнейшим приключением.
Проснулись оттого, что автобус остановился у зала, было почти десять.
И знаете что? Так захотелось выйти на сцену и сыграть, чтобы этот нелепый день получил своё логическое завершение! Мы быстро переоделись, натянув концертную одежду сверху на джинсы и свитера, и двинулись на сцену.
А дирижёру тем временем выдали фрак взятый напрокат. Он оказался на три размера больше...
Это был прекрасный концерт!
Несмотря на то, что со стороны казалось, что оркестром дирижирует пустой фрак в кроссовках.
Такую радость и воодушевление от игры на сцене я испытывала редко!
Публика аплодировала стоя.
А когда мы переоделись, собрались и вышли из зала, чтобы ехать в гостиницу, начался грандиозный фейерверк. Наступил Новый Год!
Нам был приготовлен умопомрачительный банкет в невероятной гостинице, и мы наслаждались прекрасным шампанским, а владелец музыкального агентства, которое мы спасли от грандиозных убытков,
так расчувствовался, что даже устроил нам концерт, он оказался успешным оперным баритоном!
Арию Фигаро пел, итальянские песни, и китайские народные.
После банкета я долго лежала в горячей ванне, ощущая себя ледышкой, и ждала, пока меня растопит горячая вода.
А на следующее утро выяснилось, что мы забыли флейтистку на запиравочной станции!!!
Она заснула в туалете! Проснулась в полузабытьи, и сомнамбулой направилась пешком по скоростной магистрали, искать стадо (оркестр). Её поймала полиция и после долгих разбирательств доставила в гостиницу. На концерт она уже не успела.
А с автобусом всё просто оказалось: во-первых, перед Новым Годом, на экскурсионные автобусы большой спрос, поэтому в ход идёт даже последняя развалина, и
водителей-профессионалов тоже не хватает, и нанимают людей со стороны.
В Шанхае мягкий субтропический климат, и техника не рассчитана на морозы, в старом же автобусе замёрз антифриз, т.е. жидкость для охлаждения мотора.
У менеджера разрядился аккумулятор в телефоне, он с четырех утра был на ногах, а с семи созванивался с агентством, авиалиниями, гостиницей и дирекцией зала.
А мы после этого очень подружились, и если я приезжаю в Вену, то обязательно идём в китайский ресторан.
Главный

Зимний путь. Австрийцы в Китае. (Часть 1)

Автобус сломался. Мы стоим на тёмном шоссе. Тёмном китайском шоссе.
По-китайски никто из нас не говорит, мобильные телефоны не работают, на улице мороз, и начало концерта неумолимо приближается. Выхода нет.
Клонится к вечеру 31 декабря. Любовно и тщательно разработанный план сегодняшней поездки пошёл насмарку ещё в пять утра, когда наш солист, очень милый парень, похожий на Карлсона, живущего на китайской крыше, проспал выезд из отеля. Пока его пытались разбудить и ждали всем оркестром, произошла авария на шоссе, ведущем в аэропорт, дорогу перекрыли и пришлось объезжать по заснеженным боковым улицам.
По прибытии в аэропорт выяснилось, что наш самолёт не смог вылететь из Шанхая из-за льда на взлётной полосе (через неделю после смертоносного цунами в Таиланде погода в радиусе тысяч километров была непредсказуема и сурова).
В Шанхае выпал снег, всё заледенело и одной снегоуборочной машины просто не хватало на все взлётные и посадочные полосы.
Мы посидели в аэропорту, потанцевали вальс в зале ожидания, были увезены в гостиницу, посидели в холле, подождали номеров, посидели в ресторане, открыв рты, чтобы засунуть в них стебелёк варёного мангольда, и уже опять в автобус, и опять аэропорт, и в самолёт, и уже бегаем по шанхайскому аэропорту, пытаясь отыскать три пропавших чемодана и портплед с дирижёрскими фраком и бабочкой. Не найдя ничего, грузимся в допотопную развалюху, по ошибке называющую себя автобусом, отъезжаем от Шанхая километров на двадцать пять и ... встаём, безучастно взирая на сгущающие за окном автобуса китайские сумерки.
Неунывающий дирижер, лишившийся фрака и части партитур, пытается организовать культурный досуг в стиле утренника в детском саду: мы читаем стихи по очереди ( я - Пушкина по-русски), рассказываем истории, поем хором рождественские песни и каноны, подъедаем запасы печенья, и, наконец, ребята-тромбонисты, сыграв пару полек, пускают по кругу бутылку виски - для обогрева, а то холодно становится. За окном автобуса пятнадцать градусов мороза, а отопление в автобусе тоже сломалось!
Единственным человеком, не принимавшим участия в забавах была вторая флейтистка.
За всю неделю нашей поездки она спала не более десяти часов, отрываясь каждую ночь в разных компаниях (оркестр-то большой). Впавшую в спячку девушку решили не беспокоить.
Главный

Зимний путь. Австрийский оркестр в китайской глуши. (Часть 1)

Автобус сломался. Мы стоим на тёмном шоссе. Тёмном китайском шоссе.
По-китайски никто из нас не говорит, мобильные телефоны не работают, на улице мороз, и начало концерта неумолимо приближается. Выхода нет.
Клонится к вечеру 31 декабря 2004 года.Любовно и тщательно разработанный план сегодняшней поездки пошёл насмарку ещё в пять утра, когда наш солист, очень милый парень, похожий на Карлсона, живущего на китайской крыше, проспал выезд из отеля. Пока его пытались разбудить и ждали всем оркестром, произошла авария на шоссе, ведущем в аэропорт, дорогу перекрыли и пришлось объезжать по заснеженным боковым улицам.
По прибытии в аэропорт выяснилось, что наш самолёт не смог вылететь из Шанхая из-за льда на взлётной полосе (через неделю после смертоносного цунами в Таиланде погода в радиусе тысяч километров была непредсказуема и сурова).
В Шанхае выпал снег, взлётные полосы заледенели и одной снегоуборочной машины просто не хватало.
Мы посидели в аэропорту, потанцевали вальс в зале ожидания, были увезены в гостиницу, посидели в холле, подождали номеров, посидели в ресторане, открыв рты, чтобы засунуть в них стебелёк варёного мангольда, и уже опять в автобус, и опять аэропорт, и в самолёт, и уже бегаем по шанхайскому аэропорту, пытаясь отыскать три пропавших чемодана и портплед с дирижёрскими фраком и бабочкой. Не найдя ничего, грузимся в допотопную развалюху, по ошибке называющую себя автобусом, отъезжаем от Шанхая километров на двадцать пять и ... встаём, безучастно взирая на сгущающие за окном автобуса китайские сумерки.
Неунывающий дирижер, лишившийся фрака и части партитур, пытается организовать культурный досуг в стиле утренника в детском саду: мы читаем стихи по очереди( я - Пушкина
по-русски),рассказываем истории, поем хором рождественские песни и каноном, подъедаем запасы печенья, и, наконец, ребята-тромбонисты, сыграв пару полек, пускают по кругу бутылку виски - для обогрева, а то холодно становится. За окном автобуса пятнадцать градусов мороза, а отопление в автобусе тоже сломалось!
Единственный человек, не принимающий участия в забавах - флейтистка.
За всю неделю нашей поездки она спала не более десяти часов, отрываясь каждую ночь в разных компаниях (оркестр-то большой). Впавшую в спячку девушку решили не беспокоить.
Главный

Принцесса-привереда. Продолжение и конец.

Отказаться не удалось.Сидя в белом "Форде", прынц стал напрашиваться в гости на чашечку чая.
Под предлогом срочных дел для аспирантуры (о,аспирантура, спасение моё) удалось отказаться.
Под предлогом того, что я редко бываю дома, отказаться давать свой домашний телефон. И под предлогом того, что надо срочно позвонить маме (аргумент был понят), меня выпустили наконец из машины.
И не было, конечно, никаких занятий, и мама звонка моего не дождалась, а обсуждали мы с подружкой вышеописанное событие по телефону со всеми подробностями.
А поздним вечером я решила ещё раз встретится с ним, и посидеть в кафе, без мамы.
Не то чтобы я надеялась в него влюбиться, но хотелось проверить впечатление.
И стала ждать,когда он позвонит. Ждать пришлось недолго, звонок раздался на следующий день в пол-девятого утра.
Уговорить его встретится в кафе оказалось сложным (зачем эти иностранные штучки? не люблю я их! приезжай лучше ко мне в гости),но в конце концов а его уговорила встретиться "на кофе".
Был прекрасный солнечный день в начале лета, всё располагало к лёгкости, радости и кокетству.
Но в чём вы думаете, пришел на встречу прынц? Да,да...
Клетчатая фланелевая рубашка, из-под которой видна белая футболка, всё это заправлено в слишком короткие голубые джинсы в обтяжку, отрывающие взгляду белые теннисные носки и тряпичные теннисные туфли. Но без усов. Дома забыл?
Сделав широкий жест рукой, прынц предложил:
"Заказывай, что хочешь, я плачу!"
(Действие происходило в кафе-мороженом).
Захотелось встать и уйти. Солнышко померкло, кокетничать расхотелось.
А когда он спросил меня, в каком году я окончила институт, для того, чтобы вычислить мой возраст, я уже не на шутку рассердилась- почему не спросить прямо, я бы ответила, но держать меня совсем уж за дурочку?
Дура с аспирантуры?
Это было уже слишком!
Надвигалась следующая проблема: через 2 дня мне предстояло операция по удалению зубов мудрости,всех сразу, и я собиралсь отсиживаться дома неделю, выжидая, пока спадёт опухоль.
Мой дом, конечно, моя крепость, но перспектива осады прынцем в белых носках меня не устраивала.
У дома я вспомнила про срочные дела и аспирантуру, а также рассказала ему, что в следующую неделю не смогу разговаривать, не объясняя, почему.
Вот и всё, я ему больше не звонила.
Щёки зажили после операции, лето закончилось, приближался Новый Год.
Позвонила я знакомым, тем самым, которые попытались пристроить меня в хорошие руки.
Ничего личного, просто вежливые поздравления с Наступающим.
И тут мне и сообщают, что прынц до сих пор ждёт моего звонка, бедный (мог бы сам позвонить, если так хочется, и , вообще, почему вы об этом знаете?), и вообще есть такие прынцессы привередливые и неблагодарные,которые считают себя лучше всех и осмеливаются выбирать.
И такие ВОТ ПРИНЦЕССЫ-ПРИВЕРЕДЫ и остаются на всю жизнь в ОДИНОЧЕСТВЕ!
И скатилась по моей щеке скупая прынцессина слеза,вот и всё, больше я им никогда не звонила.

А второго января в гостях ко мне подошёл он, принц,"Маленький Принц", с иллюстрации Санкт-Экзюпери.
И он приручил меня. И я была счастлива. А потом он основательно разбил мне сердце.
Но это уже другая история!
А у вас такое бывало?
Главный

"Lohengrin" в La Scala-

Смотрю по телевизору прямую трансляцию из "Ла Скала" : "Лоэнгрин" и Баренбоймом+Йонас Кауфманн в роли Лоэнгрина+Аннетте Даш- Эльза... Могучая такая команда.
И, конечно, оркестр и хор "Ла Скала".
Оторваться не могу!
http://www.arte.tv/de/die-mailaender-scala/7103260.html
Была в этом году там в первый раз и слышала оперу Бриттена "Питер Граймс", восторг был безумный.
Хотя я не большой поклонник оперы, я её больше играю.
Ой, прервали ... на самом интересном месте((((((((((
Главный

Вас там не сидело...

Насчёт дилетантов в Германии:
Правдивая история.
Играли квартетом в маленькой церкви, обыгрывали программу: Моцарт, Дворжак, Шостакович.
В перерыве стоим на площади перед церковью. к виолончелисту старикашка подваливает, в очочках, вид культурный:
"Я сам виолончелист, и должен Вам сказать, что эта церковь настроена на частоту сходную с частотами виолончели. Вы не должны играть так громко!"
Я вмешалась, что не согласна, и так не считаю.
Он посмотрел на меня снисходительно и спросил свысока:
"А вы где вообще сидите? На хорах или сзади?"
А я ему:
"Я на сцене сижу, в квартете играю."
И покрывается старикашка красными пятнами, и тихо отползает в кусты.
И садится на первый ряд, и смотрит на меня с большим подозрением всё второе отделение.
Очочки подвели?
Главный

Язык. Разговорный.

Могу писать чистую правду, так как главная героиня этой истории не знает русского.

Лучший способ изучения языка - в постели с его носителем (так говорит народная мудрость).
Общаться с носителями языка вне оной тоже помогает.
Я оперативно обзавелась разнообразными приятельницами и приятелями с прицелом на немецкий и английский.
Англоговорящая публика курила, чесала в затылке и всё время повторяла: " Look...You know... I mean..." K тому же среди них было много обкуренных.
Немцы же радовали, публика была интелектуальная, с богатым словарным запасом и некоторые знакомства, кроме пополнения словарного запаса, привели к многолетней дружбе.
Без моей подруги К. не было бы и этой истории.
Она влюбилась. Мужчина был старше, с проблемным прошлым и чтец.
Поэтому тёмным и дождливым октябрьским вечером мы оказались в какой-то богом забытой радиостудии где-то на окраине города, на записи радиопередачи, посвященной франкфуртской книжной ярмарке.
Чтец на сцене, подруга смотрит на него из зала пылающим взором, а у меня свой интерес: в том году главным гостем ярмарки была Россия и в студии должны были выступать известные современные писатели,а чтец читать переведённые отрывки из их книг.
Интервью заставили меня страдать, писательница Ю. книги которой о судьбе поколений смешанных еврейско-русских-корейско-греческих семей я прочла все, изъяснилась на подростковом жаргончике, писательница Д., фантазией которой я восхищалась, поразила количеством слов-паразитов, а писатель З., некоторые пьесы которого я с удовольствием смотрела в театре, был явно пьян и в ответ на каждый вопрос по полминуты мычал, прежде чем начинал говорить. Единственный писатель, речь которого можно было слушать без ущерба для здоровья, был автор книги про приключения человека и пингвина и вообще жил в Англии.
Моя же подруга была довольна - она слушала через наушники облагороженный синхронный перевод.
Потом она горько плакала, так как чтец поговорил с ней неучтиво, и не пригласил после передачи в ресторанчик, а я гладила её по плечу, уговаривала себя, что писатели не ораторы и обещала себе следить за тем,что я говорю, и как.